HomeMediaMedia for May 2013Vecherniaya Odessa (The Night Odessa) newspaper: “How you can make your boss marry you”

7 May

Vecherniaya Odessa (The Night Odessa) newspaper: “How you can make your boss marry you”

"This performance is the one in the series of experimental works. It continues the theatrical tradition called "audience on stage" and gets back to life an old good routine of "home performances", which was a refined aristocratic custom of salons and small local theaters", a journalist Valentina Levchuk writes about the performance La Serva Padrona. (Published in Russian) 


В Одесском национальном академическом театре оперы и балета 19 апреля состоялась премьера комической оперы Д. Перголези «Служанка-госпожа».

Этот спектакль — из экспериментальной серии, он продолжает театральную традицию «зритель на сцене» и возрождает старинное обыкновение «домашнего музицирования» — утонченный обычай аристократических салонов и маленьких поместных театров. Разумеется, билеты на подобное представление дешевыми быть не могут, потому что лестничная площадка, на которой в данном случае располагается публика, едва ли вместит более 60 зрителей. Но, право же, молодежь больше оставляет денег в барах. А куда благороднее, изысканнее провести часок, слушая музыку барокко, внимая чудесным дуэтам и ариям и от души смеясь, потому что «Служанка-госпожа» — опера комическая, и режиссер-постановщик Оксана Тараненко подошла к ее воплощению очень изобретательно.

...Джованни Перголези, творчество которого знакомо нам преимущественно по гениальной кантате «Stabat Mater», умер в 1736 году в возрасте двадцати шести лет. «Служанка-госпожа» была написана им в качестве intermezzo — короткого музыкального представления в жанре «низкой» комедии — для его же трехактной оперы «Гордый пленник». «Гордый пленник» провалился, а «Служанка-госпожа» снискала успех. Мелодии оперы имели опору в народной итальянской песне, а сюжет и характеры были навеяны комедией XVIII века. Так с легкой руки Перголези родилась opera buffa — комическая опера. «Служанка-госпожа» предполагает двух исполнителей — сопрано и бас, а также комического актера-мима.

Действие оперы, а именно дом доктора дона Уберто, режиссер поместила на лестничном марше. Оксана Тараненко сама придумала оформление спектакля. Бело-золотая главная лестница Оперы очень «подыгрывает» музыке барокко. На лестнице расхристана постель, забросанная подушками, и протянуты веревки, из чего следует, что в доме почтенного доктора сущий бедлам. Подтверждением сего хорошенькая горничная Серпина является неглиже пред светлы очи публики, в корсете и панталонах.

Белое постельное белье, белое неглиже Серпины, слуга Веспоне тоже в белом, вдвоем они таскают и подвешивают бесконечную белую кисею, а когда надо по сюжету, кутаются в черные домино (художник по костюмам — Сергей Васильев), — все это создает изящную графику спектакля. Разумеется, если на сцене «ружье», то будет и «выстрел» — в пылу ссоры дон Уберто и Серпина отлупят друг друга подушками. А безгласный Веспоне, изображающий, по сговору с Серпиной, ее воинственного жениха, заберется на стремянку, чтобы выглядеть монументальнее, и будет рискованно маячить над лестничным пролетом, а когда слезет, то с комическим испугом заглянет за перила...

Зрители не раз улыбнутся ухищрениям нахалки Серпины, которая сумела окрутить своего хозяина и из служанки стать госпожой богатого дома. Посочувствует доброму дону Уберто, попавшему под каблучок хитрюги горничной, но и порадуется за него, потому что Серпина все-таки очаровашка, с нею не пропадешь и не соскучишься. Ну, и приятно, когда демократия валит хоть сословные перегородки, хоть Берлинскую стену: мезальянсовый хеппи-энд «Служанки-госпожи» знаменует торжество демократических ценностей!

Вот уж что неистребимо аристократично во всем этом — льющаяся горным ручьем музыка барокко. И хрустальная колоратура Надежды Сычук — Серпины. Все арии, все дуэты, все речитативы Сычук исполняет, что называется, на легком дыхании. Барокко — это ведь трепетность и затейливость, но и взволнованность, пафосность, даже в комическом жанре. Голос Надежды Сычук, легкий и гибкий, сильный и благозвучного тембра, просто-таки создан для барочной музыки...

Хорош и Вадим Черниговский в партии Уберто. Вот просто — очень красивый голос, богатый красками. А Владимир Муращенко — Веспоне, которому тут спеть не довелось, проявил себя как отменный мим-коверный, который, в сущности, держал нить действа, скрепляя его комментирующей пантомимой.

Справка для любознательных. Надежда Сычук была студенткой класса заслуженной артистки Украины Таисии Мороз, аспиранткой — у заслуженной артистки Украины Алисы Джамагорцян; Вадим Черниговский учился в классе Юрия Бучки (ученика знаменитого баса Евг. Иванова), затем в аспирантуре у народного артиста Украины Василия Навротского. Дирижер-постановщик спектакля Валерий Регрут окончил отделение хорового дирижирования у заслуженного деятеля искусств Украины Аллы Серебри, вокалу учился у народного артиста Украины Николая Огренича, аспирантуру проходил у Василия Навротского, дирижерское мастерство постигал у заслуженного артиста Украины Давида Сипитинера.

Что говорить: иных уж нет... но какую достойную смену оставили они по себе!

Долгая овация с возгласами «браво!» по окончании спектакля была наградой и артистам, и их педагогам. Право же, «домашнее музицирование» одесской Опере удается на славу.

Валентина Левчук. Фото Юрия Литвиненко