ГлавнаяНовостиНовости за Январь 2011Зачем оперному театру нужна вторая «Турандот»

15 Янв.

Зачем оперному театру нужна вторая «Турандот»

Этот вопрос сейчас задают многие. Недоброжелатели злословят. Широкая публика недоумевает. Ведь совсем недавно с успехом прошла премьера этой оперы Джакомо Пуччини в постановке немецкого режиссера Кристиана фон Гетца. Яркая, современная постановка «Турандот» стала знаковым культурным событием 2010 года, украсила репертуар Одесского оперного театра, собирает полные залы. Чем и кому не угодила роковая китайская принцесса и зачем нужна еще одна? Одесской опере следовало бы разнообразить свою скудноватую афишу. Неужели больше нечего выбрать из богатейшей мировой оперной классики… Опять ожидается скандал? Теперь «Турандот» против «Турандот»? Надоело. Примерно так должны рассуждать не посвященные в детали событий нормальные зрители.

И правда, - надоело. Два последних года Одесский театр оперы и балета находился в центре внимания общественности и средств массовой информации. К сожалению, информационными поводами становились не спектакли и не творческие достижения. Точнее, скандалами и интригами обрастали даже премьеры – «Кармен» и «Турандот». Раскручивалась остросюжетная лента. И оснований для этого было достаточно. Одесский театр оперы и балета, крупнейшее учреждение искусства с глубокими традициями, с огромным штатом работников различных специальностей, с обширной производственной базой, символ города и шедевр зодчества, последние пятнадцать лет переживал тяжелые времена. Существовал объективный фактор в виде затянувшейся реставрации здания театра. Но были и субъективные причины, годами накапливались и неэффективно решались экономические, творческие, административные проблемы. В итоге – рутинный репертуар, отсутствие творческих лидеров, ветшание производственной базы. Стагнация.
Кризис был неизбежен. События 2009 и 2010 годов, со сменой руководителей, громкими разоблачениями и обвинениями, лихорадочными и неудачными попытками реформирования, выявили и вынесли на поверхность всю сложную проблематику театра. Имена Сергея Проскурни, Анатолия Дуды, Алексея Ботвинова, Светланы Холденко не сходили со страниц региональной, столичной и даже зарубежной прессы. Кипел интернет.

Это было столкновение мировоззрений. Различных взглядов на искусство. Моделей управления. И это была борьба за власть в театре. Cей неприглядный факт, если задуматься, весьма показателен и даже оптимистичен: значит, вопреки некоторым прогнозам, не так бесперспективно это учреждение культуры, коль скоро шла война за руководящие должности.

Бесспорно, оперный театр - привлекательная для многих сфера приложения интересов, как экономических, так и творческих. И это прекрасно. Театру бы только умелый и прозрачный менеджмент, а с ним и творческие горизонты откроются.
В тот сложный период, в разгар кризиса в театре появились творческие лидеры – главный дирижер Александр Самоилэ и главный балетмейстер Юрий Васюченко, которые буквально вдохнули жизнь в театральный организм. Пожалуй, это событие стало самым важным, действенным и дающим надежду на будущее.
Но еще весной 2010 года казалось, что Одесский оперный не выйдет из тупика неразрешимых противоречий. Не сможет преодолеть упадок. Навсегда останется на обочине мировой культурной жизни.
Однако, любой кризис имеет не только разрушительную, но и очистительную функцию. Кризис – это перелом, переход на новую ступень, невозможность функционирования в рамках прежней модели.
Сегодня, по прошествии времени, когда страсти несколько поутихли и осела пена, можно сказать: все, что нас не убивает, делает нас сильнее. Одесский оперный театр уже никогда не вернется в прошедшую эпоху, в старую систему координат. Конечно, старая – не значит непременно плохая. Возврата не будет лишь к скомпрометировавшим себя формам управления и к антитеатральным художественным методам. Но мы не станем «сбрасывать с корабля современности» прекрасные творческие традиции и опыт поколений. Среди них есть такие, к которым стоит как раз вернуться, ибо они утрачены.
Еще важнее - новая энергия движения. Она нужна и артистам, и публике. Музыкальные театры в мире полны смелых идей, поразительных форм, новаторских решений. Мы пока отстаем. Одессе сейчас остро требуются диалог со зрителем и живые творческие эксперименты.
При этом не стоит уходить и от специфической «музейности» самих жанров оперы и балета, которая с течением времени, прямо на наших глазах становится все ценнее и даже моднее.
Органика, дух, историческое лицо и архитектурный стиль нашего театра диктуют гармонично уравновешенный подход к репертуару. Актуальность и традиции можно умело сочетать. А это значит, что мы будем привлекать к сотрудничеству новые творческие силы, приглашать на постановки дирижеров и режиссеров, представляющих различные художественные направления.
Пока на сцене Одесского оперного в основном идут спектакли в так называемой традиционной постановке. Многие из них морально устарели. Вас не потрясут декорации и режиссура, все это подлежит замене, и будет постепенно меняться. Зато исполнительские силы – на высоте. Большое количество талантливых певцов, танцовщиков и музыкантов работает в Одессе. Вопреки всему. Сегодня в театре, как никогда, много яркой, одаренной молодежи. Придут и новые люди.
Для этого есть все условия. Одесский оперный финансируется из госбюджета, у театра появился меценат. Уверены, что присоединятся новые партнеры и друзья. Наконец, есть право и возможность зарабатывать самостоятельно, сверх бюджетного финансирования.
То, что происходило с театром и его людьми, стало большим уроком для всех. Шансом на обновление. Еще много выводов предстоит сделать, кому-то – убедиться в своей правоте, кому-то - признать ошибки, кому-то – начать с чистого листа. И всем вместе - работать. Расширять репертуар, выезжать на гастроли самим и приглашать в Одессу других. На радость нашим зрителям, которым нужен театр, а не театральные дрязги.
- Ну, хорошо… Как вы говорите, так вы правы, - скажут скептики. – Поверим в очередной раз на слово. Но еще надо посмотреть, что вы нам покажете… Только что в итоге с этой второй «Турандот»?
А со второй «Турандот» вышла очень интересная история.
Все началось с одного японца, крупного музыкального импресарио по имени Ямамото, недавно посетившего Одессу. Рассматривалась возможность гастролей Одесской оперы в Японии. Господин Ямамото пришел в восторг от музыкальной постановки оперы «Турандот», осуществленной главным дирижером театра Александром Самоилэ, и от высокого уровня исполнения певцами и оркестрантами сложнейшей музыки Пуччини.
Что касается сценического решения спектакля, то здесь японца не все устроило. Дав в целом одобрительную оценку, он сказал, что для Европы, возможно, это приемлемый вариант, но в Японии такой спектакль не поймут. А из-за некоторых особенностей цветовых решений могут возникнуть даже неприятности, вплоть до того что японская публика начнет покидать зал. Все дело в том, что спектакль «Турандот», хоть и фантазийно-эклектичный, но построен отчасти и на японских мотивах. А ко всему, что касается своей культуры, японцы чрезвычайно чувствительны.
Здесь следует вспомнить о значении символики цвета, об особом внимании и любви к нему в японской культуре. И это не пустые слова. Каждый цвет может быть прочитан, как слово, или истолкован, как сигнал, знак, символ. А в театре цвет костюма связан также и с характером персонажа, указывает на его социальное положение, пол, возраст.
В связи с этим японским импресарио были высказаны пожелания о том, какую постановку он хотел бы видеть на гастролях. Попросил применить иные цветовые решения, а также исключить многие элементы сценографии и образные решения.
Таким образом, выходило, что надо ставить специально для Японии совершенно другую сценическую трактовку оперы «Турандот». И было принято решение – ставить. Япония того поистине стоит. Почему? Япония – это точка притяжения всей мировой музыкальной элиты. Страна с очень развитой, высокой музыкальной культурой и огромной любовью к классической музыке. Структура и законы современного рынка классического искусства – очень жесткие, японцы чрезвычайно требовательны, и получить гастрольный контракт в этой стране – большая удача. Туда, как правило, попадают лучшие из лучших. Соответственно, это открывает перспективы новых контактов, дальнейшего творческого и культурного развития.
На новую постановку пригласили Станислава Гаудасинского, одного из известнейших и крупнейших российских режиссеров музыкального театра. Станислав Леонович – народный артист России, президент Санкт-Петербургской государственной консерватории им. Римского-Корсакова, лауреат Государственной премии России, премии Правительства Санкт-Петербурга в области литературы, искусства и архитектуры, премии «Золотой софит» за лучшую режиссуру музыкального спектакля. Гаудасинский поставил более тридцати спектаклей, многие из которых были удостоены наград: «Мария Стюарт» Слонимского – Государственной премии России, «Сказка о царе Салтане» Римского-Корсакова и «Кармен» Бизе – высшей театральной премии Санкт-Петербурга «Золотой софит». Труппа Ленинградского государственного академического Малого театра оперы и балета им. Мусоргского с огромным успехом представляла постановки Гаудасинского в Италии, Англии, Франции, Японии, США, Греции, Голландии, Португалии, Германии, Польше, Южной Корее.
В соответствии с пожеланиями японской стороны были также разработаны эскизы декораций и костюмов новой постановки «Турандот». Интересна сценография новой постановки, стержнем которой станет оригинальная идея, секрет которой не стоит раскрывать до премьеры. С. Л. Гаудасинский запатентовал свое авторское право на нестандартное решение оформления сцены: ничего подобного в практике наших театров доселе не применялось. Макеты декораций и эскизы костюмов согласованы с японской стороной.
Меценатом и международным партнером японских гастролей стала компания ПЛАСКЕ, которая взяла на себя расходы по созданию новой постановки.
И до японских гастролей, и после них вторая «Турандот» будет стоять в текущем репертуаре Одесского театра оперы и балета, будет идти на одесской сцене.
Но и с первой «Турандот» все хорошо. Единственный недостаток спектакля – это сценография. Некоторые неудачные решения стали результатом непродуманной организации производственного процесса: тогдашние руководители театра не предусмотрели, что возможности небольшой одесской сцены не соответствуют великолепным масштабным эскизам художника спектакля. Пришлось на ходу заменять другими элементами. Все это искупается музыкой Пуччини и живой концептуальной режиссурой. Талантливый, модный в Европе режиссер Кристиан фон Гетц, которого привлек к постановке Алексей Ботвинов, предложил нашим исполнителям новый для них драматический язык, смелую пластику, интересные образные решения. Коллектив театра работал с большой самоотдачей, спектакль получился зрелищным и динамичным. Режиссура в нем не спорит с великой музыкой Пуччини. А то, как поставлена и отработана музыкальная часть - истинное искусство, огромное достижение музыкального руководителя Александра Самоилэ и всех без исключения музыкантов театра – солистов, хора, оркестра.
В том, что в репертуаре театра будут сразу две разноплановые постановки одной оперы, есть что-то поистине интригующее. Наконец – интрига в хорошем художественном смысле этого слова. Ведь былые скандалы и шум вокруг «Турандот» были связаны отнюдь не с творческими разногласиями, а только лишь с непрофессиональным менеджментом и борьбой административных амбиций.
Все это в прошлом. На данном этапе стоит поблагодарить тех, кто способствовал, каждый по-своему, выявлению и осмыслению проблем Одесского оперного театра, пытаясь сдвинуть процесс с мертвой точки. Это, прежде всего, руководители театра, сменявшиеся на протяжении последних сложных лет: Ю. А. Петренко, С. В. Проскурня, А. И. Дуда и А. И. Ботвинов.
Кризис миновал, но переходный период продолжается. Сейчас в оперном театре очень вдумчиво и поступательно начали реформировать весь сложный производственно-творческий механизм.
Но воздержимся от ура-патриотических заявлений. Не станем уверять, что через год вся Европа будет лежать у наших ног. Еще древние римляне говорили – спеши медленно. Что наспех делается - недолго длится, считал перс Саади. Наш народ говорит: поспешишь – людей насмешишь. Смеяться, право, не грешно, но лучше поставим на сцене какую-нибудь комическую оперу. Что-нибудь из Россини.
Пока что в ближайших премьерных планах - вторая «Турандот» и - наконец - настоящая большая русская опера, «Князь Игорь» Александра Бородина. Мечтаем о «Пиковой даме», и о многом другом. Пожелайте нам, пожалуйста, удачи, дорогие зрители.

Пресс-служба Одесского Национального академического театра оперы и балета