ГлавнаяПрессаПресса за Август 2019Владимир СТАТНЫЙ: "БАЛЕТ НЕ ТЕРПИТ ФАЛЬШИ"

11 Авг.

Владимир СТАТНЫЙ: "БАЛЕТ НЕ ТЕРПИТ ФАЛЬШИ"

Ведущий мастер сцены, заслуженный артист Республики Молдова Владимир Статный обладает поистине говорящей фамилией. "Она настолько звучная, остается только ей соответствовать", - подчеркивает артист. В 2009 году Владимир с женой, балериной Марией Полюдовой, были приглашены главным балетмейстером Юрием Васюченко в Одесский театр оперы и балета в качестве ведущей пары. На тот момент они уже сотрудничали со многими известными коллективами и балетмейстерами.

- Владимир, вы потрясающе молодо выглядите...

 

- На сцене я уже двадцать три года! Люблю сцену, люблю зрителя! Жизнь артиста - это не просто перевоплощение, а необыкновенный энергетический заряд. Я в течение всей творческой жизни стараюсь преподносить настоящий мужской танец. Для меня очень важны на сцене мужской стержень и мужской характер. Я всегда ориентировался на таких артистов, как Алексей Ермолаев, Юрий Соловьев, Владимир Васильев, Михаил Лавровский. Молодым артистам я бы посоветовал сохранить в балете настоящие мужские качества.

- Расскажите подробнее о нагрузках в балете.

- У настоящего артиста есть одно профессиональное правило - не выходить из формы. В 1990-х было очень сложно с заработком в театре. Основные средства на жизнь добывались благодаря гастролям. Я знаю, что в Одессе в этот период артисты балета успевали станцевать спектакль, а потом водить трамвай, троллейбус или такси. Молдавский театр выезжал на гастроли часто и надолго. Ездили не только зимой и весной, но и летом работали без отпуска. Танцевали каждый год по 150 спектаклей на гастролях, тем самым получали не просто профессиональную стабильность и физическую силу в балете, но и хороший заработок для того времени. Конечно, с такими нагрузками не могло обойтись без травм. Восстанавливались между спектаклями, спали в автобусах и на переездах.

В молодости ты знаешь, как взлететь, как высоко прыгнуть в вариации, но не думаешь, как приземлиться. Потому что молод и полон здоровья, сил и эмоций, бежишь за идеей, тебя воодушевляет музыка, образ, который ты передаешь зрителю. Пробуешь на репетиции всевозможные дуэтные трюки, которые ставит балетмейстер, на одном дыхании повторяешь их неоднократно, порой по молодости необдуманно. С опытом, уже получив разные балетные травмы, ты думаешь, как бы аккуратнее приземлиться, как технически продумать ту или иную поддержку с партнершей, чтоб не бросаться в омут с головой, не повредить ей и себе и продлить творческий путь. К этому приходит каждый ведущий солист со временем. Теперь я могу много рассказать молодому поколению об этом. В основе стоит всегда хорошая школа, она продлевает здоровье артиста на сцене! А педагог-наставник помогает соизмерять нагрузки своего артиста, тем самым помогая ему правильно работать, вовремя отдыхать и с правильными силами подходить к спектаклю.

- А если бы знали, что нагрузки потом "аукнутся", что-то изменили бы в своем отношении к работе?

- Думаю, нет. Я бы провел свою творческую линию так же и не хотел бы ничего менять. Мне очень повезло в творчестве. Я много работал со знаменитыми балетмейстерами и не представляю, как можно себя беречь, когда ты пробуешь новые образы и не отдаешься полностью на репетиции в зале, на сцене. Я по-настоящему люблю свою профессию, свой театр, свою сцену. Свою гримерную. В этом состоит моя жизнь. И я бы не стал тем, кто я сейчас, если бы танцевал вполноги, вполсилы. Да я так и не умею. Эта профессия не терпит фальши. Мы, артисты, все как на ладони. Зритель видит все: настроение артиста, отдачу, в первую очередь - искренность. А настоящее состояние артиста на сцене заключается в полной физической и психоэмоциональной отдаче. Иначе грош тебе цена. Моя профессия принесла мне много позитивных эмоций, взлетов и падений, закалила характер, утвердила меня как личность. На сцене не существует боли, а есть высшее желание служить искусству!

- Какое качество для балетного премьера самое ценное - при наличии таланта и данных, разумеется?

- В нашей профессии, убежден, нужно оставаться прежде всего настоящим, честным человеком. Для премьера неотъемлемыми чертами должны быть сила характера, упорство, харизма, работоспособность и, конечно, любовь к балету.

- Что вам больше по душе: классическая хореография или современная?

- Если говорить о том, какую хореографию я люблю танцевать, то могу сказать, что мне доставляют удовольствие наполненные смыслом партии. И скажу, что в современной хореографии намного больше граней, свободная пластика и возможность разнообразных жестов. В классическом танце существуют каноны, которым подчиняется артист. Классический артист должен танцевать все четко, правильно держать позы и позиции и сохранять стиль спектакля. Другой вопрос, что мне ближе. Конечно, классический танец. В настоящий момент я с удовольствием перехожу на актерские, характерные партии в балете. Скажу честно, очень хочется поработать в современном ключе. Станцевать современный философский спектакль. Надеюсь, у меня еще будет возможность поработать с настоящими мастерами современной хореографии. А еще у меня есть мечта сыграть в драматическом спектакле!

- Любая девочка мечтает быть балериной, а как мальчики приходят в эту профессию?

- Моя мама в детстве мечтала танцевать. В советское время ездили по селам и отбирали талантливых детей. Из всех детей комиссия выбрала мою маму, но бабушка не отпустила ее учиться в город, так как у них была большая семья и большое хозяйство. И мама воплотила свою мечту через меня!

Я совершенно не хотел заниматься балетом - какое трико, какие бандажи? Я был обычным дворовым пацаном, мне все это было неинтересно. К нам в школу пришла комиссия, которая обратила на меня внимание: мальчик эмоциональный, с хорошими данными, с высоким прыжком...

И так в пять лет меня взяли в самодеятельный коллектив "Солнышко". Эту студию вела Рашель Иосифовна Бромберг (до войны она была солисткой Одесского театра оперы и балета). "Солнышко" знала в то время вся страна. К слову, Борис Эйфман начал заниматься балетом именно в "Солнышке". Рашель Иосифовна стояла в основе молдавского балета. Студия "Солнышко" была на дотации государства, мы выезжали выступать в Минск, в Питер, у нас были поездки всесоюзного масштаба. Объездили всю Молдавию с разными детскими программами.

К десяти годам я сам захотел поступить в хореографическое училище. На первом туре меня не хотели брать из-за фактуры, я был слишком упитанным для балета. Но к третьему туру во мне увидели значительно больше плюсов, высокий прыжок, музыкальность, и в итоге я поступил.

Могу со всей уверенностью сказать, что основа была дана колоссальная, что молдавская школа - высокопрофессиональная. И педагоги наши проходили свое обучение в Перми, Питере и Киеве. Первым педагогом по классическому танцу была Татьяна Петухова, которая вела детей первые четыре года. Она очень хорошо ставила основу, постановку корпуса, позиции ног, рук, головы! Другое дело, что Татьяна Борисовна не нашла ко мне подход и сразу отбила желание к балету. Я, естественно, возражал в ответ на все ее замечания, чем усугубил отношение к себе, начал прогуливать. Чуть позже у меня появился какой-то интерес. Вначале я был одним из худших учеников, но уже через два года подтянулся к лучшим ребятам.

Моим основным и следующим педагогом был Александр Петрович Иванов, он выпускник Киевского училища. Как педагог, он выпустил множество ярких артистов, солистов молдавского балета. Александр Петрович - это именно тот педагог, который меня научил настоящему мужскому танцу. Привил трудоспособность, усидчивость, любовь к профессии, школу. Когда я выпускался, то входил в тройку лучших учеников. Это была заслуга моего педагога! И, несмотря на то, что Татьяна Борисовна меня невзлюбила, я ей за все благодарен, она воспитала во мне характер.

- В вашей жизни были счастливые моменты сотрудничества с балетмейстерами первой величины...

- В 1997 году сразу после выпуска из хореографического училища мне посчастливилось работать с Юрием Григоровичем. Он был приглашен руководством Национального театра оперы и балета Республики Молдова на постановку "Щелкунчика". Это был мой первый прекрасный и незабываемый опыт юного артиста с таким выдающимся балетмейстером. Я впитывал все, что он говорил на репетициях, профессиональные замечания, поведение по отношению к артистам. Сейчас понимаю, что это послужило определенным фундаментом в формировании моего отношения к профессии. Конечно, я очень благодарен судьбе за творческие встречи с такими балетмейстерами, как Борис Эйфман, Раду Поклитару, Георгий Ковтун, Юрий Ветров, Сергей Радченко, Гедиминас Таранда.

 

Борис Эйфман ставил у нас в Кишиневе балет "Реквием" на музыку Моцарта. Его тихий голос на репетиции, интеллигентная интонация, точное объяснение актерской задачи, определение образа... В этом спектакле я станцевал партию Юноши. А также мы с Марией танцевали дуэт Мужчины и Женщины. Потрясающая пластика и невероятный опыт в дуэте! Философски наполненные роли!

С Раду Поклитару мы знакомы со школьных лет. В 2000 году Раду был главным балетмейстером в Кишиневском театре, и это был запоминающийся творческий период в моей карьере. Раду умел раскрыть индивидуальность в каждом артисте. Много современных миниатюр, разные образы и красивые балеты он ставил искрометно. Благодаря его юмору и профессионализму репетиционное время пролетало очень быстро и плодотворно. Это было настоящее творчество, без которого не может жить артист. В дальнейшем его современная хореография дала свободу тела в классическом балете.

На одесской сцене мы с Машей станцевали премьеру "Весны священной" Стравинского в постановке Георгия Ковтуна. С ним мы знакомы с Кишинева. Там мы станцевали премьеру национального балета "Лучафэрул" на музыку Евгения Доги. У Георгия Анатольевича все артисты должны все уметь! Это человек с бешеной энергией, с мощной харизмой, что выражается во всех его постановках.

Очень интересно было поработать с солистом Большого театра Андреем Меркурьевым. Он поставил в Одессе балет "Крик" по мотивам романа Александра Зиновьева "Иди на Голгофу". Андрей очень скрупулезно вел репетиции и не упускал ни одной мелочи в хореографии. Идеалист! Приятно, что наше поколение мыслит новым языком танца, который интересен и понятен как артисту, так и зрителю.

- Расскажите о первых шагах на одесской сцене.

- Мы очень любим Кишиневский театр, там произошло наше становление. Маша с детства в этом театре, так как ее мама тоже балерина и работала там многие годы. В определенный момент в театр пришло новое руководство, и все изменилось не в лучшую сторону. Не было перспектив на новые постановки, а ведь без них артист останавливается в развитии. Дошло до того, что на стационаре показывали один балет в месяц. Это была катастрофа для всех артистов! Труппа была сильная, укомплектованная хорошими артистами, а танцевать было нечего. На этом этапе творчество закончилось в один момент. Зарплата составляла 150 долларов и, конечно, не было уверенности в завтрашнем дне.

Мы с Марией сотрудничали с Одесским театром, приезжали по приглашению танцевать классические балеты. Но на этот раз все произошло по воле случая. Дело в том, что меня крестили в Одессе, в Успенском соборе, и здесь живет моя родная тетя. В детстве я часто проводил лето на море, поэтому Одесса для меня - родной город. Конечно, мы с Машей знали, что в Одесском театре произошли изменения. Театр получил статус национального, пришел новый балетмейстер Юрий Васюченко. Нам было интересно работать с ним.

Поехали мы в Одессу к тете на день рождения, в подарок везли стеганое красивое одеяло. И взяли диски с видеозаписями наших балетов. Юрий Валентинович посмотрел наше видео и через пять минут общения с нами сказал: "Мне нужна такая пара! Я приглашаю вас работать к нам в театр!" Через неделю мы приехали устраиваться на работу. В Одессе репертуар - по 15 балетных спектаклей в месяц, а мы в хорошей форме, в самом расцвете. В это время ставился "Нуриев forever" в постановке Вагифа Усманова. Мы приехали в ноябре, а в декабре уже танцевали первую премьеру балета. Конечно, подкупал большой балетный репертуар и отношение к нам как к ведущим мастерам сцены. Так нас приняла Одесса!

- Мария обновила "Спящую красавицу" на основе старинной хореографии, спектакль отлично приняли и на столичной сцене, и на зарубежных гастролях, и везде отмечали вашу удивительную злую фею Карабос. Она просто красотка!

- Мне интересно играть отрицательных персонажей. Думаешь, как же они себя чувствуют, что они думают, как злорадствуют над людьми, делают всевозможные пакости... как они вообще пребывают в таком состоянии?

Мария сохранила по максимуму ключевые и важные сцены во всем спектакле. Она ни к чему не относится поверхностно, у нее ко всему основательный подход. Самое сложное - сохранить все нужные и правильные нюансы в этом спектакле. Ведь спектакль строился у Марии строго по записям Мариуса Петипа. Сохранив классическую хореографию, она привнесла современные краски, сделала его динамичным, интересным для публики любого возраста. По возможности, Мария бывает на репетициях и корректирует важные музыкальные и хореографические моменты. А это очень важно. Мы, артисты, хотим, чтобы нашим искусством восхищались, чтобы его восторженно воспринимали, чтобы нас замечали как настоящих профессионалов. Артиста нужно корректировать, вести его линию образа и партии. Конечно, помогает педагог-наставник, но когда это может сделать напрямую балетмейстер, это замечательно! Думаю, это и есть профессиональный подход. В балете неисчерпаемые возможности на актерском поприще и потому мне интересно продлить свою сценическую жизнь. И все же в настоящий момент мое внимание в первую очередь принадлежит семье - Мария родила мне сына, назвали Иваном, это первый наш ребенок.

Беседовала Мария ГУДЫМА.