ГлавнаяПрессаПресса за Ноябрь 2011«Гений и злодейство»: Моцарт и Сальери в одесской Опере

8 Нояб.

«Гений и злодейство»: Моцарт и Сальери в одесской Опере

Ноябрь, Одесса.

«Но уж темнеет вечер синий,
Пора нам в оперу скорей»…

Следуйте совету Александра Сергеевича и отправляйтесь в Оперный. Он, кстати, возведен на месте сгоревшего городского театра, который как раз и описан в девятой главе «Евгения Онегина».Итак – в оперу. Но сегодня здесь не «упоительный Россини», а он сам – Александр Сергеевич. Точнее – опера Римского-Корсакова, написанная на основе пушкинской трагедии «Моцарт и Сальери».

Одесситам не надо объяснять, что пушкинское слово может «перевесить» историческую правду. Написал ссыльный поэт эпиграмму – и на многие десятилетия Новороссийский генерал-губернатор, образованнейший и либеральнейший Михаил Семенович Воронцов обрел славу «полуневежды» и «полуподлеца». Увлекся поэт легендой о том, что Моцарт был отравлен, – и имя Сальери стало синонимом завистника.

Итак, в Одесском академическом театре оперы и балета состоялась премьера проекта «Гений и злодейство». Проект состоит из трех частей. Это выставка «…и Сальери», подготовленная оперным театром совместно с одесским Литературным музеем, а также концерт и спектакль. В первом отделении звучат произведения Антонио Сальери («Венецианская симфония» и увертюра к музыкальной комедии «Мавр») и Вольфганга-Амадея Моцарта (ария «Vorrei spiegarvi» в исполнении Надежды Сычук и XXIII концерт для фортепиано с оркестром, солист Игорь Парада). Во втором – уже упомянутая опера Римского-Корсакова (руководитель проекта – Лала Алексерова, режиссер и исполнитель роли Сальери – Василий Навротский, дирижер – Игорь Шаврук, художник-постановщик Татьяна Иванова, автор видеоинсталяций – Михаил Херсонский).

Такой трехгранный проект – задумка, безусловно, интересная, но из-за отсутствия общего сквозного действия распадается на составляющие. Несомненно, выставке достанется минимум внимания. Хотя бы потому, что зрителям не сообщают о том, что она действует. А ведь несложно одеть в костюмы XVIII века несколько артистов хора или студентов художественного училища, которые в антракте предлагали бы праздно шатающейся публике обозреть экспозицию.

Впрочем, главное в этом проекте – музыка. Планировалось, что опера будет представлена в первом отделении программы, а завершат вечер произведения «двух сыновей гармонии». Однако в последний момент авторы проекта поменяли очередность. Вначале – Моцарт и Сальери, а затем – «Моцарт и Сальери». Видимо, по принципу «вкусное – на потом».

Оформление спектакля лаконично. Черно-белое пространство, наклонный помост – крышка рояля, кулиса очеркнута вертикальными линиями-струнами. На задник проецируется видео (увы, изображения в финале спектакля оказались слишком яркими, мобильными и отвлекали внимание от происходящего на сцене). Зато очень удачно решена – с помощью того же задника – сцена, в которой Моцарт играет для Сальери свое новое произведение. Никакого бутафорского фортепиано и искусственной «игры» на нем. Моцарт остается на сцене, а на экран выводится тень настоящего пианиста-исполнителя.

…Пожалуй, такой порядок – сначала концерт, потом спектакль – органичен. Можно, подражая профессору Преображенскому, спешить в оперу ко второму действию. Хотя лично мне и первая часть была не менее интересна. Ведь если авторы проекта задумали «оправдать» композитора Сальери, то что, как не музыка, – главный аргумент в его пользу, главное подтверждение его таланта?

Одно произведение – Моцарта, одно — Сальери. Опять Моцарт, а за ним – Сальери… Я впервые слушала их произведения так, подряд. Впервые (спасибо этому проекту) смогла сравнить впечатления. И мне (все музыканты и музыковеды, простите меня, рядового слушателя без музыкального образования!), мне показалось, что он однозначно – гений! Он – это Александр Сергеевич Пушкин. Осознанно или случайно, вслушиваясь в музыку Сальери или одной лишь догадкой, но он уловил ее отличие от творений Моцарта. Произведения Антонио Сальери – аккуратные. Правильные. Потому что созданы по правилам, канонам, законам. Мне кажется, он действительно «поверил алгеброй гармонию», тогда как Моцарт, «гуляка праздный», просто решил, что дважды два будет тридцать семь целых пять десятых. И еще одна сотая.

В общем, угадал Александр Сергеевич. «Ай да Пушкин…», далее – по тексту.

Кстати, о пушкинских текстах. Проект «Гений и злодейство» имеет еще один плюс, и очень значимый. На этот спектакль хорошо было бы устраивать школьные культпоходы. С одной стороны – программный Пушкин, с другой – приобщение к опере, причем, самый легкий вариант приобщения: опера в одном действии, сюжет понятен. К тому же постановка не выглядит заплесневелой (в чем нередко критика обвиняет старые спектакли Одесского оперного). В общем – свежо, интересно, актуально.

И поэтому -

«Но уж темнеет вечер синий,
Пора нам в оперу скорей»…  

Римма Березенко, "Клуб журналистов "ЯТЬ"