ГлавнаяПрессаПресса за Февраль 2012Конфликт вокруг органа в оперном: взгляд с другой стороны

9 Февр.

Конфликт вокруг органа в оперном: взгляд с другой стороны

7 февраля ТАЙМЕР опубликовал статью, посвящённую ситуации вокруг проекта реставрации органа в Одесском оперном театре. Поскольку в статье звучит жёсткая критика в адрес руководства театра, мы считаем своим долгом предоставить «пострадавшей» стороне возможность высказать своё видение ситуации. А потому публикуем данный материал, подготовленный и присланный нам пресс-службой театра, без правок и купюр.

Читателям ТАЙМЕРА привычны постоянные нападки на Одесский оперный - это давняя традиция, имеющая свои корни и даже свой неподражаемый стиль. Ни в коей мере не оспаривая право журналистов на личный, субъективный, взгляд, всё же считаем необходимым напомнить, что критика и клевета – не одно и то же. Журналистское расследование и заведомое искажение действительности – также разные явления.

Наш стиль общения с прессой не предполагает скандальности и выяснения отношений, и обычно мы не реагируем на выпады людей, страдающих хронической ненавистью к одному-единственному театру на свете – Одесскому оперному. Однако дело зашло слишком далеко, и речь идёт не о негативных оценках спектаклей, а о серьёзных обвинениях. В статье М. Гудымы содержится недостоверная информация, сознательное искажение фактов, оскорбительные утверждения. Ответим по существу вопроса.

Тема органа Оперного театра поднимается не впервые. 13 июля 2011 года несколько бывших и настоящих сотрудников театра провели брифинг, в котором этой теме было уделено немало внимания. У многих представителей СМИ и общественности характер обвинений, сопутствующая им сомнительная риторика, запутанность изложения вызвали недоумение и оставили после себя множество вопросов. Театр тогда дал подробные комментарии к материалам брифинга, правда, текст комментария мы широко не распространяли. Никакого нового информационного наполнения с тех пор тема органа не претерпела, но изложим эти объяснения специально для ТАЙМЕРА и его читателей. Следует понимать, что «органная» история возникла вновь в связи с новой широкомасштабной кампанией, организованной всё той же группой людей и направленной против театра и его нынешней администрации.

История, точнее, story, изложенная в статье, - часть этой войны и, по-видимому, являлась спланированной провокацией с целью опорочить доброе имя генерального директора театра Надежды Бабич. Конечная цель не скрывается – это устранение Н. М. Бабич с должности генерального директора. Господин Криворучко настойчиво и планомерно выдвигает в адрес Н. М. Бабич обвинения в преступных намерениях и действиях. Обвинения не подтверждены ничем, кроме голословных заявлений. А действительные факты таковы.

Орган получил повреждения в период реставрации и ремонта театра. Требовались комплексные меры по его восстановлению.

В 2010 г., и. о. гендиректора театра Н. М. Криворучко подписал договор с фирмой на реконструкцию органа, и в течение двух месяцев инструмент должен был быть введён в эксплуатацию. Было проплачено 43 000 грн из 86 000 грн спонсорских средств, выделенных на ремонт. 7 декабря 2010 г. комиссия из десяти специалистов различного профиля (глава комиссии – заслуженный артист Украины, дирижёр И. Л. Шаврук) констатировала факт, что работа по вводу в эксплуатацию органа не выполнена. После заключения комиссии о неготовности органа новая дирекция во главе с Н. М. Бабич обратилась в фирму, которой были уплачены деньги, с просьбой сообщить, какие работы были выполнены. Ответа не получили, но фирма попросила месяц на продление работ. Потом попросили ещё два месяца, но так и не появились в театре.

Н. М. Бабич обратилась с запросом в правоохранительные органы для получения оценки сложившейся ситуации.

Параллельно обратилась в фирму-производитель данного инструмента Rieger-Kloss (Чехия). Приехал специалист фирмы, эксперт, который обследовал орган и дал заключение на 17 листах с полным изложением «диагноза» и рекомендациями по полному восстановлению инструмента. Стоимость необходимых работ – 49 230 евро. Эксперт из Rieger-Kloss предложил театру законсервировать орган, чтобы к моменту начала работ не надо было делать повторную экспертизу состояния инструмента.

После этого настройщик Альфред Карлович Мазур, неожиданно и тайно, по собственной инициативе расконсервировал орган и пытался его ремонтировать. Следует уточнить, что Альфред Карлович Мазур работал в театре на основании разового трудового договора по настройке роялей и пианино, но позиционирует себя настройщиком органа.

Вслед за этими действиями, которые никому не были известны, А. К. Мазур самовольно предложил концертмейстеру Веронике Струк исполнить в опере «Трубадур» органную партию. Орган играл.

Н. М. Бабич снова собрала комиссию для проверки и дополнительно пригласила органистку Ольгу Ефремову - дать оценку состоянию инструмента. Из заключения О. Ефремовой следовало – состояние органа не позволяет использовать возможности этого инструмента в полном объёме и на должном уровне - для небольшой партии в опере орган годится, а для настоящего звучания в концерте – нет. Требуется проведение профессиональных качественных ремонтных работ для возвращения органу всей полноты звучания, всех функций. Орган вновь законсервирован. Срок договора с настройщиком роялей и пианино А. К. Мазуром истёк, и на сегодняшний день он не работает в театре. При наличии средств театр планирует завершить реконструкцию органа в соответствии с рекомендациями фирмы-изготовителя и ввести инструмент в эксплуатацию. Администрация ведёт поиск источников финансирования, ведутся переговоры с меценатами. Активно подключился к помощи и сбору средств Иван Плачков.

Таким образом, с полной ответственностью утверждаем, что трактовка событий Н.М. Криворучко и А.К. Мазура, а также вся информация, содержащаяся в статье М. Гудымы, носит надуманный и клеветнический характер. К сожалению, орган выступает в этой истории не как музыкальный инструмент, а как инструмент интриги.

Театр – живой организм, и в нём, разумеется, существуют как системные, так и текущие проблемы роста. Работа по возрождению театра требует вдумчивых действий, и этот процесс идёт. Генеральный директор театра Н.М. Бабич, вступившая в должность в ноябре 2010 г., уже неоднократно заявляла, что возврата к скомпрометировавшим себя формам управления и антитеатральным художественным методам не будет.

Разумеется, предстоит сделать намного больше, чем сделано. Однако, как только театр впервые за долгие годы зазвучал без скандалов и без чьего-либо самопиара, как только появились первые признаки успехов и развития театра, как только наладился морально-психологический климат в коллективе, началась кампания дискредитации Надежды Бабич и её команды. На вопрос «кому это выгодно?» ответить несложно, но это уже тема для отдельного разговора.

Пресс-служба ОНАТОБ

Лала Алескерова, помощник генерального директора