ГлавнаяПрессаПресса за Июнь 2012Инна Кац, Odessa Daily: «Послесловие к фестивалю. «Без искусства было бы скучно…»

20 Июнь

Инна Кац, Odessa Daily: «Послесловие к фестивалю. «Без искусства было бы скучно…»

Жванецкий когда-то сказал, что слава старой Одессы держалась на трех китах – Черноморском пароходстве, медицине и искусстве. Пароходства давно уже нет, о медицине сегодня говорить не будем, а вот то, что Одесса и сейчас может растить таланты и щедро делиться ими со всем миром, показал I Международный фестиваль искусств в Одесской опере.

Три дня фестиваля были посвящены балету. Оперой он открывался и заканчивался. И оба дня публику радовали своим талантом выпускники Одесской консерватории, сегодня, без преувеличения – звезды мировой оперной сцены.

Говорят участники фестиваля.

- Что вас заставило приехать на никому не известный фестиваль?

Татьяна Анисимова, солистка Национальной оперы Украины (Киев):

- Именно для того, чтобы этот фестиваль когда-нибудь стал известным. Потому что все, кто когда-то учился в Одессе, или работал, или просто прикоснулся к ней, все считают себя одесситами, безумно любят этот город, этот театр. Такую красоту не любить нельзя. Я пела в Большом театре, в Мариинке – да, они красивые, да, они больше, чем одесский театр. Но такой праздничности как здесь, я нигде не испытываю. Одесский театр – родной и любимый. Поэтому, естественно, мы соглашаемся приезжать сюда и выступать за минимальные гонорары.

Станислав Трифонов, солист Национальной оперы Республики Беларусь (Минск):

- Мне позвонил мой педагог Василий Всеволодович Навротский и пригласил на фестиваль. В Одессу я всегда приеду с большим удовольствием, вне зависимости от гонораров… Я гастролирую в театрах других стран. Петь здесь – очень волнительно, такого волнения я не испытываю нигде. Ребята все нервничают.

Константин Андреев (Испания):

- Я одессит. И поэтому мне было очень приятно, что меня не забыли – я столько лет жил за границей. Тем более, что такие певцы приехали сюда! Я многих знаю. Так что участвовать в этом фестивале для меня, как для одессита, почетно.

Анна Шафажинская (Германия):

- У меня выбора не было – согласие, и никаких раздумий! У меня были другие предложения, но Одесса, наконец, проснулась, и я была просто счастлива, потому что, наконец, вернулась домой, и вернулась в этот театр. Это непередаваемые ощущения. Поэтому раздумий – участвовать в фестивале или нет – не было.

Константин Риттель-Кобылянский (Германия):

- Мы сейчас ставим оперу «Паяцы» в цирке Ронкалли (Германия), это европейская премьера. Когда меня пригласили на фестиваль, я стал думать, как же мне одной красивой… попой сесть на два красивых стула? Конечно же, первый стул – это Одесса. Особенно, когда я узнал, что сюда приедет еще пара красивых певиц. Но мне повезло, меня отпустили. Пришлось немного обмануть: я сказал, что родился здесь (а родился я в Киеве), у вас первый фестиваль. Это подействовало: Одессу знают и любят в таких далеких уголках мира, что вы даже не представляете. Поэтому я вырвался в Одессу буквально на три дня – 8 июня у нас уже премьера.

Участники заключительного концерта показали себя не просто великолепными певцами, но и замечательными артистами. Слушая их слаженные дуэты, трудно было представить себе, что перед зрителями не давние партнеры, а люди, многие из которых ранее не знали друг друга. И на совместные репетиции у них был буквально один день.

Говорят участники фестиваля.

Анна Шафажинская:

- У нас замечательный состав. Выступать с ними – одно удовольствие. Я многих не знала, но, когда получила приглашение, открыла youtube, послушала, и просто душа порадовалась: какие ребята, как они поют! Я еду не просто так, а с настоящими мастерами петь!

…Я была приятно удивлена, слушая оркестр театра и дирижера – маэстро Самоилэ. Даже не ожидала, честно скажу. Я уже дала ссылку на youtube всем своим друзьям – посмотрите, какой здесь замечательный театр.

Константин Риттель-Кобылянский:

- Такие вещи в постсоветском пространстве могут происходить, когда собираются творческие, по-хорошему малахольные люди, все с каким-то элементом жертвенности. Иначе ничего не будет. Здесь собрались творческие интеллигентные люди. У вас художественный руководитель театра – интеллигентный человек, знающий слово «отнюдь» (В. Навротский, - ред.).

Анна Шафажинская:

- Я думаю, что дирекция театра должна нас объединить не в концерте, а в спектакле.

- Может ли оперный певец не быть актером?

Татьяна Анисимова:

- Нет. Это безумно важно. Я даже не знаю, можно ли назвать это актерским мастерством. Это должно быть внутри, этому не научишь. Можно сказать человеку – пойди туда, пойди сюда, подними руку. Он все это выполнит, но это не будет трогать зрителя. Актерство – это внутреннее состояние, энергетика. Можно, конечно, и кролика научить курить, но зачем это нужно?

Оперное искусство – это комплекс певца, актера, эрудированного умного человека. Потому что сцена – это как лакмусовая бумажка. Она сразу покажет, какой человек есть в жизни: он дурак или умен, плохой человек или хороший, добрый или злой. Это все видно и слышно в пении.

Константин Андреев:

- Все вытекает одно из другого. Вначале нужно понимать смысл того, о чем поешь. И, когда понимаешь смысл, рождается движение. А музыка – двигатель всего. И музыка, и актерское мастерство взаимосвязаны. Не может существовать одно без другого. Если я выйду на сцену и буду просто стоять, это мало кому понравится. Опера – это искусство жизни. В опере есть такое направление – веризм (от слова веро – правда). Если я не буду убедителен, в моем выступлении нет смысла.

- Как вы относитесь к экспериментам в опере?

Татьяна Анисимова:

- Был эксперимент для меня – «Леди Макбет Мценского уезда» в Большом театре. Ее ставил Тимур Чхеидзе из БДТ. Я не могу передать, какое удовольствие было работать с драматическим режиссером, который понимает, что такое опера. Это было очень здорово. Конечно, не все разделяют мое мнение, потому что критика была разная в сторону режиссуры, всех очень обидело, что постановка была традиционная, а не кричаще-скандальная. А я как раз очень благодарна режиссеру, что он это сделал достойно, красиво, что Катерина Измайлова был действительно образом.

Еще была очень интересная постановка с итальянским режиссером. В Малаге (Испания) мы ставили уже вердиевский «Макбет». Получился очень брутальный спектакль. Слава Богу, солистов никто не раздевал. Но там сцена была разделена на 3 части. Сзади, за занавеской, был миманс. Музыка очень быстрая, если вы знаете «Макбет», а они сзади двигались в замедленном темпе. И вся брутальность, вся гадость того, о чем мы пели, происходила там. Это было достаточно интересно. Там и голые были, но, знаете, это не шокировало, потому что это было не самоцелью.

Константин Андреев:

- К экспериментам отношусь положительно, если не переходят моральных границ. Есть вещи сексуального характера, которые не будут интересны на оперной сцене. Не хотелось бы этого показывать. Тем более, что классики-романтики, которые писали эту музыку, я не думаю, что они рассчитывали на какие-то вещи такого плана. Когда же переносят действие оперы в другое время – я это принимаю. Это возможно, потому что всегда есть вещи актуальные и в те времена, и для нас. Но если что-то делают вульгарно – это не интересно. Есть режиссеры, не будем их сейчас называть, которые основную точку ставят на сексуальной стороне, которая в опере не имеет значения. Я сожалею, что иногда бывает такое.

Анна Шафаржинская:

- Хотелось бы играть у режиссеров с хорошим вкусом, фантазией и без лишних глупых амбиций. Когда не ломают традиции, не уродуют произведения.

Я один раз чуть с ума не сошла, когда исполняла партию Лизы в «Пиковой даме» – пришлось на голову вылить ведро с кровью вместо того, чтобы прыгнуть в Канавку. А арию: «Уж полночь близится, а Германа все нет» петь с воздушным шариком. Та еще была пытка.

К сожалению, зрителям не удалось в полной мере оценить великолепный голос Анны Чубученко – после исполнения партии Амнерис на открытии фестиваля на улице певица не успела до конца восстановиться.

Говорят участники фестиваля.

Татьяна Анисимова (исполнительница партии Аиды):

- Во-первых, очень холодно было, во-вторых, очень мешало и сказывалось на нашем настроении несовершенство техники. Конечно, подстегивало то, что это Одесса, наш Оперный театр. Но все равно, это было очень серьезное испытание. Потому что голос – это две маленькие связочки, с которыми ты не знаешь, что может произойти в следующий момент. Поэтому это все очень опасные вещи. Но, слава Богу, все прошло без эксцессов.

Зрители восторженно встречали участников концерта-закрытия. Анна Шафаржинская так растрогалась от теплого приема, что даже расплакалась. А Константин Риттель-Кобылянский все подаренные ему поклонниками цветы тут же передал своим педагогам – преподавателям музыкальной академии.

В концерте также участвовал и солист Одесского оперного театра – Владислав Горай. Нужно отметить, что он не уступил в мастерстве исполнения своим звездным коллегам, что оценили зрители. Они долго не отпускала артиста со сцены, а оркестр провожал Горая стоя.

Говорят участники концерта.

- Бытует мнение, что сегодня классическое искусство не востребовано…

Татьяна Анисимова:

- Это абсолютная глупость. Такое мнение бытует только у нас. В Украине о классическом искусстве не говорят, по телевизору не показывают. Такое впечатление, что у нас его вообще не существует. Нигде в мире такого нет. Мы смотрим то, что нам показывают. Но есть американские телеканалы, транслирующие классическую музыку. Мы их можем смотреть только в Интернете. И канал «Mezzo», может, не самый лучший, но там есть все – и классическая музыка, и джаз, и интересная популярная музыка. И ты можешь выбрать, что смотреть. А у нас выбора даже нет. Нам просто ничего не дают.

Я считаю, что такое искусство нам необходимо – при том тотальном бескультурии, которое царит в нашем государстве. Наши депутаты просто должны взяться за голову и срочно исправлять ситуацию. Мы несколько поколений уже просто потеряли.

Константин Андреев:

- Я живу в Мадриде. Там опера востребована. Здесь – не знаю. Но, надеюсь, что да. Потому что без искусства было бы скучно…

Инна Кац, фото Татьяны Бербат, Odessa-Daily