ГлавнаяПрессаПресса за Ноябрь 2012Газета «2000»: «Дюжина пожаров Одесской оперы»

2 Нояб.

Газета «2000»: «Дюжина пожаров Одесской оперы»

«Был в театре и пришел в дикий восторг от его красоты.
Я никогда в жизни не видел ничего красивее».

Федор Шаляпин

Говорят, один ремонт приравнивается к двум пожарам. Если подсчитать все ремонты, которые пережил Одесский городской театр, и прибавить к ним пожары реальные, то цифра получается ой-ой-ой какая — 12!

Судите сами. После открытия театра в 1810 г. он подвергался разным перестройкам и пристройкам пять раз. Последний раз к творению петербургского зодчего Тома де Томона что-то пристраивали в 1872-м. Но дело закончилась грандиозным пожаром. Ремонтные работы завершились 31 декабря 1872 г., а 1 января 1873 г. театр сгорел. Комиссия установила, что виной всему был газовый рожок, обеспечивающий ночное освещение театра.

Не будем отвлекаться на ассоциации с нашими днями, а поблагодарим Гефеста, Вулкана или славянского бога огня Агуна, нашедших нужным сжечь дотла первый одесский театр, чтобы на его месте известные австрийские архитекторы Фердинанд Фельнер и Герман Гельмер воздвигли свой шедевр. Это произошло 125 лет назад. Свой первый сезон в новом здании театр открыл 1 октября 1887 г.

Естественно, газовое освещение в новом театре заменили электрическим, но это не спасло его от еще одного пожара. В 1925 г. огонь уничтожил сцену театра и повредил великолепный зал. Насколько мне известно, это случилось на представлении оперы Мейербера «Пророк». На этот раз ремонт длился всего год. Зал и сцену восстановили, и в театре появились два железобетонных занавеса, отделяющие сцену от зала и рабочих помещений.

Но зданию пришлось пережить еще два глобальных ремонта. Один — в 1965—1967 гг. Второй, который можно приравнять не к трем, а пяти пожарам, длился с 2002-го по 2007 г. В эти годы труппа театра работала на чужих, неприспособленных для оперных спектаклей, сценах.

Не городской, а оперный

Назвав в начале статьи театр городским, я не оговорилась. Он так назывался потому, что был первым и единственным в городе. Шли в нем и драмы, и комедии, и водевили. И Фельнер с Гельмером постарались подчеркнуть это, украсив центральный вход в театр скульптурными группами, олицетворяющими трагедию и комедию: с одной стороны — сцена из трагедии Еврипида «Ипполит», с другой — сцена из комедии Аристофана «Птицы».

К сожалению, строя именно городской, а не оперный театр, зодчие отвели оркестровой яме меньше места, чем следовало бы.

А оперы шли в театре с самого его основания. Свидетель тому — Александр Сергеевич. Помните: «Уже темнеет вечер синий, пора нам в оперу скорей...»

В основном в театре на антрепризных началах работала итальянская опера. В Одессу с ее мягким климатом знаменитые итальянские певцы ездили охотнее, чем в сырой и холодный Петербург. Но и петербуржцы с удовольствием пели в Одессе. Словом, в Европе не было ни одного знаменитого певца или певицы, которые не пели бы в Одесском оперном театре.

Первые послереволюционные годы театр часто использовался как помещение для разного рода митингов. С его балкона свои пламенные речи произносил Лев Троцкий. В театре проводились диспуты, темы которых сегодня привели бы, мягко говоря, в недоумение многих. Об одном из таких диспутов мой отец — кинодраматург и писатель Григорий Колтунов написал трагикомическую повесть «Диспут в Одесском оперном театре о вреде обрезания».

Так что до 1926 г., когда после последнего пожара театр был восстановлен, он оставался городским. Но уже в 1926-м ему присвоили статус академического театра оперы и балета.

А в 2007 г. к окончанию пятилетнего ремонта и возвращению труппы к родным пенатам театр получил статус национального.

Танцуют все!.. И поют тоже

Целую неделю, с 30 сентября по 6 октября, Одесский национальный академический театр оперы и балета (ОНАТОБ) отмечал 125-летие открытия архитектурного шедевра Фельнера и Гельмера — этой жемчужины «жемчужины у моря».

Фестиваль начался с большого гала-концерта «Посвящение театру» в двух отделениях, при участии дирижеров, солистов оперы, балета, хора и оркестра.

Еще один концерт — «Пора нам в оперу скорей» — с участием мастеров оперной сцены и оркестра ОНАТОБ (также в двух отделениях) дал возможность показать себя на празднике певцам разных поколений, народным, заслуженным и тем, у кого еще все впереди.

История театра в осколках прошлого

К юбилею в театре открылась музейная экспозиция «История театра».

Музей занял один небольшой зал (бывшее помещение кассы), по центру которого на подиуме выставлены роскошные театральные костюмы: бархат, парча, золотое шитье, кринолины... Эта роскошь затмевает то, что должно было бы стать сутью этого мини-музея. А именно — немногочисленные стенды, на которых и собраны осколки истории театра. Это вызывает недоумение, тем более что значительная часть экспонируемых костюмов созданы руками учащихся Одесского театрального училища, и при всем их великолепии они, что называется, пороха не нюхали, то есть на подмостках Одесского театра не «играли».

Куда ценнее было бы увидеть сценический костюм, пусть даже полинявший, пропахнувший потом кого-нибудь из ушедших кумиров одесских меломанов. Например, народной артистки Раисы Сергиенко.

В концепцию экспозиции, представленной на стендах, заложена хронология. Вроде бы правильно, но скудость экспонатов, собранных из архивов и личных коллекций (фотографии, документы, афишки, программки, вещи артистов), не дают представления о том или ином периоде работы театра.

Возможно, лучше было бы формировать экспозицию по персоналиям. Певцы, танцоры, дирижеры, художники, гастролеры...

Правда и то, что, к сожалению, мне удалось найти на стендах фотографии далеко не всех дирижеров, которые работали в театре в послевоенный период. Более того, только благодаря настойчивости одного из основателей музея — скрипача Семена Когана в экспозиции нашлось место для легендарного дирижера, составившего эпоху театра, «божественного чеха» Иосифа Прибыка.

Почему-то нет ни одного макета сценографии. Словом, многого нет.

Но создание музея — идея отличная. А то, что сегодня не все в экспозиции удовлетворяет — ну что поделаешь... Музеи не в один день создаются и не один день живут.

Малая сцена и большой успех

Наконец осуществилась давняя мечта главного дирижера ОНАТОБ — народного артиста Республики Молдова Александру Самоилэ: к 125-летию театра состоялось открытие малой сцены «Бельэтаж».

«Бельэтаж» это не только красивое название — это суть.

Колонны, ажурные мостики и балконы первого яруса, опоясывающие красивейшее фойе театра — в бельэтаже, создают не только дивный интерьер, но могут служить декорациями к некоторым постановкам. На балконах также может располагаться оркестр. Словом, тьма возможностей.

Но главным образом, как мечтает Самоилэ, на малой сцене будут проходить вечера старинной музыки.

На открытии «Бельэтажа» звучала музыка периода барокко: при участии оркестра Национального академического театра оперы и балета молодые солисты исполняли арии из опер Генделя, Баха, Моцарта, Каччини, Пёрселла. И это действительно было «бель».

Завершающий аккорд

Им стали две премьеры оперы Джузеппе Верди «Аида». В этом году это уже вторая премьера «Аиды». Первая прошла в начале лета в рамках оперного фестиваля на площади перед театром. Хотя ставил спектакль итальянский режиссер Карло Антонио де Лючия, но не получилось у него постановки а-ля «Арена ди Верона». Подвели техника и певцы из Турции, шум ветра и пр.

Что собой будет представлять постановка «Аиды» на сцене, предугадать было сложно. После последней премьеры («Дон Жуан» Моцарта) я не без страха собиралась идти на «Аиду». Даже не решилась идти в первый день. И очень обрадовалась, когда один мой коллега, уже побывавший на спектакле, сказал, что чуть не умер от скуки. Почему обрадовалась? Дело в том, что этому коллеге страшно понравилась «прикольная» постановка оперы Моцарта, которую я расценила как надругательство над композитором, оперой и вообще вкусом.

«Аида» оказалась вполне пристойным с точки зрения вышеупомянутого вкуса спектаклем со скромной сценографией итальянского театрального художника Алессандро Полимено.

Но оркестр под управлением Александру Самоилэ звучал прекрасно. Хоры были на высоте. Фараон — Игорь Царьков, верховный жрец Рамфис — Сергей Узун и эфиопский царь Амонасро — Иван Фляк, словом, вся троица оперных злодеев тоже была на высоте. Их голоса звучали роскошно. К ним надо бы прибавить дочь фараона Амнерис, да рука не поднимается. Не потому, что заслуженная артистка Украины Елена Стародубцева плохо спела. Отнюдь. Школа есть школа! Все же Амнерис персонаж хоть и «злодейский», но страдающий...

После крошечной партии гонца, всего несколько фраз, в исполнении Валерия Регрута, мне просто захотелось крикнуть «браво!»

А как же главные персонажи?

Аиду пела Ольга Сподарева-Перрье. Свою партию она исполнила не только чистенько, но и вдохновенно. Природа наградила певицу голосом красивого тембра, очень ровным во всем диапазоне, к тому же и замечательной полетности. Да и внешность, изящная фигурка тоже подкупают.

Последнее не скажешь об исполнителе партии Радамеса Алексее Репчинском. И его движения на сцене оставляют желать лучшего. И костюм не продуман. Ну нельзя певцу с такой комплекцией обтягивать бедра белой юбкой («юбка» — это условно). Как-то очень немужественно выглядел этот военачальник.

Мне возразят: главное вокал. Что касается вокала, то начал Репчинский, мягко говоря, неважно. После арии «Милая Аида» я с опаской ждала других сцен и особенно высоких нот. Но, к счастью, певец распелся. И дальнейшие сцены прошли на достаточно высоком уровне. Голос зазвучал. Последний дуэт певцы исполнили на большом подъеме, зал, залитый потоком звука, пришел в восторг.

А я опять недовольна. Кажется, сам Верди сказал, что если на одну чашу весов положить все его оперы, а на другую — финальный дуэт Аиды и Радамеса, то перетянет последний.

Но вся красота этого неземного дуэта проявляется тогда, когда его исполняют пиано. А петь на пиано — это уже другой класс. Это могут далеко не все, особенно когда речь идет не об отдельной ноте, а большом дуэте.

Не пением единым

Еще недавно только ленивый не ругал наш оперный театр за «нафталинность» спектаклей. И я в том числе. Но рывок вперед, осуществленный в уже упомянутом «Дон Жуане», меня, как и многих, просто напугал. Сегодня театр в поиске — репертуара, интересных режиссеров, художников. Громадье составленных планов впечатляет.

Но где гарантия, что будет найдена золотая середина между откровенной пошлостью и «нафталином». Где гарантия того, что на оперном спектакле не захочется закрыть глаза и слушать одну музыку, потому что сегодня и оркестр театра, и солисты только радуют.

Но хочется чего-то большего, чем просто концерт в костюмах. Хочется, чтобы хотя бы хор проявлял какие-то признаки жизни.

В той же «Аиде» есть сцены, где хор статичен оправданно. Но почему прислужницы в более чем скромных апартаментах Амнерис бездельничают? Режиссер не придумал, чем их занять? Побывавшие в Петербурге на спектакле Гергиева с восторгом рассказывали, что в этой сцене служанки осыпали Амнерис белыми лепестками, но когда вошла Аида и ревность Амнерис вспыхнула с новой силой, белые лепестки сменились красными.

Не бог весть какая символика, но хоть что-то.

Больше всего вопросов у меня ко второму акту, к сцене возвращения египетского войска.

Почему фараон и Амнерис, усаженные вполоборота к залу по краям сцены, упорно не смотрят на балет, явно танцующий для повелителей?

Кстати о балете. Хореография балетмейстера-постановщика, заслуженного артиста России Юрия Васюченко — это уже настоящий нафталин. Ну сколько лет еще будут смеяться над «египетскими танцами в профиль»!

А танцы на площади не только неинтересны сами по себе, но и абсолютно не соответствуют музыке. Они идут в абсолютно другом ритме. Не то чтобы танцоры не попадали в такт, а впечатление, что они «танцуют через такт, а то и два».

Еще одно «почему» относится к Радамесу. Куда он дел «священный меч», врученный ему жрицей? Почему военачальник предстает перед фараоном, как простой крестьянин, безоружным? Ну если тяжело таскать меч на поясе, сложи его к ногам фараона...

Почему Амонасро, взятый в плен вместе с жалкой кучкой (не смогли набрать больше статистов?) пленных эфиопских воинов, разряжен в роскошные царские одежды? Он же пытается скрыть свое царское имя. Да и тяжеловато воевать в таком одеянии. Все эфиопские цари, которых мне посчастливилось видеть и слышать в «Аиде», были более благоразумны.

Клуб друзей театра

В рамках фестиваля состоялось открытие клуба друзей театра. Первое заседание прошло сумбурно. Прозвучало лишь предложение от руководства театра собираться периодически для обсуждения новых спектаклей после их премьер.

Спор вызвал вопрос: на каком языке петь? С одной стороны, пение на языке оригинала, как это делают в Европе, приближает театр к европейским стандартам (во всем бы так!). С другой — для привлечения зрителя желательно, чтобы зрители-неофиты как минимум понимали, о чем идет на сцене речь. К сожалению, бегущая строка на украинском не очень помогает, а только отвлекает.

Главные возражения: театр исторически начинался как итальянская опера, и фонетически итальянский язык более удобен для пения, а аутентичный текст органично связан с авторской музыкой.

Но, простите, кто посещал оперу в XIX веке? Каков был социальный состав оперных меломанов? Да и Одесса была в те годы многоязычная.

Со вторым можно согласиться лишь наполовину. Итальянский язык, безусловно, напевнее русского. Но существуют проверенные десятилетиями (их наберется больше века) переводы оперной классики на русский язык, максимально приближенные и приспособленные к музыкальному языку автора.

К сожалению, намного хуже обстоит дело с украинским переводом текстов, а по идее в национальном театре петь надо бы на украинском...

А если в расчет брать и гастроли за рубеж... Словом, вопрос слишком сложный.

Одно могу сказать. Совпадение фонетического звучания текста с музыкальной основой — это важно. Но совпадение драматургии действия с музыкальной драматургией — во много крат важнее. Это я снова о «прикольной» постановке «Дон Жуана» в Одесской опере, где, грубо говоря, в музыке трагедия, а на сцене — фарс. Дело это уже прошлое. Но как член клуба друзей театра я думаю о его будущем.

Ведь 125 лет — это лишь начало следующего этапа.

Елена Колтунова, «2000»