ГлавнаяПрессаПресса за Апрель 2013«Афиша Одессы»: Юбилейный вечер Елены Барановской

23 Апр.

«Афиша Одессы»: Юбилейный вечер Елены Барановской

28 апреля состоится творческий вечер примы-балерины Оперного театра, народной артистки Украины Елены Барановской. За 27 лет работы в Оперном Елена стала настоящей звездой: перетанцевала весь классический репертуар, объездила с гастролями более тридцати стран и даже выступила на одной сцене с самим Рудольфом Нуриевым (став единственной украинской балериной, поехавшей с ним в прощальный тур).

  

Как ни странно, обо всех этих значимых событиях Елена говорит немного. Зато куда больше о муже, двух дочках и двух внучках. «Я в первую очередь женщина, а потом уже танцовщица», — скромно замечает одна из самых известных одесских балерин. И тут же заставляет удивиться: трудно поверить в то, что у этой молодой женщины с красивыми длинными волосами и невероятной фигурой две внучки.

Сколько лет вы танцуете?

Профессионально — тридцать два года. А до этого еще восемь лет в училище.

Ого!

Да я и сама думаю: «Ого!» (Смеется.)

Вы закончили Пермское хореографическое училище. Вы не одесситка?

Нет, я пермячка. Как ни странно, этот промышленный город всегда был театральным. Я росла в окружении театров, причем и в буквальном смысле — мы жили в самом центре, и в переносном — я ходила на все спектакли!

Как же вы попали в Одессу?

Балетный мир тесен. Кадры для театров директора трупп всегда подыскивали на отчетно-выпускных концертах. Вот на таком концерте меня увидел и запомнил Виктор Смирнов-Голованов — он был главным балетмейстером одесского оперного в 80-е годы. А вскоре я получила письмо с приглашением от Юлия Осиповича Плахта, великого мастера танца, который тогда работал в одесском оперном педагогом-репетитором. Я не верила своим глазам: «Такой мастер будет работать со мной!». И несмотря на то что в Перми у нас всё было устроено, — была своя квартира, родилась дочь, — мы всё же уехали в Одессу.

На работу я вышла 1 апреля 1986 года. По дороге в театр меня чуть не сбило с ног буйное шествие — веселились клоуны, матросы рвали на груди рубашки... Оказалось, это Юморина, а я ведь в Перми о ней даже и не слышала. Я сразу поняла, что Одесса — это город-праздник!

Вы больше тридцати лет на сцене. Всю жизнь держите себя «в рамках»? То нельзя, это нельзя?

Если очень хочется, то можно (смеется). Жаловаться на тяжелую судьбу балерины я не буду. Конечно, мы ежедневно должны следить за собой, но ведь каждая женщина должна! В первую очередь я мама и бабушка и хочу, чтобы дети и внуки мной гордились. Ну а вообще, то, что я до сих пор танцую, — это заслуга моего мужа Валерия Барановского (известный в Одессе тележурналист. — Прим. «АО»). Он мой единомышленник, друг и самый строгий критик.

У вас двое детей. Балет не мешал счастливой семейной жизни?

Ни в коем случае. Когда я была беременной в первый раз, еще на середине срока танцевала — ездила на гастроли. А вторую дочку я родила довольно поздно, в сорок лет, но на сцену вышла быстро. В июне родила, а в августе уже танцевала.

Дочки продолжили ваше дело?

Да. Старшая — артистка балета в Пермском театре оперы и балета. А младшая танцует в балетной студии Светланы Антиповой. Но я никогда не агитировала их идти танцевать, это их собственное решение. Младшая вообще меня поразила. Когда ей было четыре, мы с ней пришли в театр — просто посмотреть спектакль. Пришли раньше, когда на сцене еще работали монтировщики, и стояли за кулисами. И Лиза вдруг выбежала на сцену, встала посредине и начала крутиться, выделывать какие-то фуэте, которые у мамы подсмотрела. Так она и пришла в балет! (Смеется.)

Сейчас вы педагог-репетитор. А сколько времени уделяете собственным занятиям у станка?

Минимум час в день. Это если нет спектаклей. А если планирую выходить на сцену, то нагрузки тут же увеличиваются. Иначе никак, ведь тело быстро теряет форму. Вот вам пример. Носок — это совесть балерины. Я же хожу его точить у станка! Это показатель физической формы танцовщика, это школа. Зритель, может, и не заметит, если я где-то не дотяну носок, но для меня это позор.

Я знаю, вы много гастролировали…

Да, больше тридцати стран объездила. Даже на пирамидах египетских танцевала! (Смеется.) Да, практически буквально. В 1997 году в Гизе посреди пустыни давали оперу «Аида» — сцену выстроили прямо среди пирамид. Вот там я и танцевала (в балетном акте — прим. «АО»). А самые запомнившиеся гастроли были в Норвегии. Мы приехали туда с «Лебединым озером» — я танцевала и Одетту, и Одиллию. Потом мне рассказали: зрители постоянно смотрели в программку и никак не могли поверить, что обоих лебедей танцует одна артистка. Они были уверены, что это две разные балерины. Это был лучший комплимент!

Расскажите о своем творческом вечере…

Готовимся очень активно! Я репетирую «Кармен» — это одна из любимых партий, я ее до сих пор танцую. Также мы готовим несколько номеров современной хореографии. Ну а поскольку сейчас я педагог-репетитор, мне хочется максимально показать своих учеников. Я даю несколько сольных партий своим ученицам из кордебалета — для них эта отличная возможность проявить себя. Также мои ученицы исполнят танец теней из «Баядерки» — по-моему, это одна из самых красивых сцен в истории балета!

Понимаете, мы ведь продолжаемся в своих учениках. Я иногда в своих фантазиях вижу себя 80-летней старушкой, которая сидит в зале и любуется десятками своих учениц. Это счастье!

Текст Дарьи Слободяник, фото Оксаны Канивец