ГлавнаяПрессаПресса за Апрель 2013«Клуб журналистов «ЯТЬ»»: «Служанка-госпожа»: милый минимализм

24 Апр.

«Клуб журналистов «ЯТЬ»»: «Служанка-госпожа»: милый минимализм

Видеть оперных певцов перед своим носом, на расстоянии вытянутой руки – по меньшей мере, непривычно. А по большому счету, если говорить об Одессе, нетрадиционно. И, тем не менее, одесский зритель, посетивший премьеру «Служанки-госпожи», оказался едва ли не нос к носу с исполнителями. 

Театр явно шагнул вперед в своем креативном развитии. Появились фестивали, осваиваются неожиданные «малые сцены». На этот раз сценой и декорацией одновременно служила белая (так называемая «царская») лестница. На верхней ее площадке расположились музыканты, исполнявшие еще и роли статистов. По периметру нижней площадки расселись 100 счастливых зрителей. Ваша покорная слуга, вынужденная до последнего момента ожидать у входных дверей запаздывающего обладателя билета, наблюдала бесконечные попытки и иностранцев, и одесситов просочиться в театр на премьеру, но контролер была непреклонна: «Билетов и мест нет, стоять там негде, приходите в другой раз». Как оказалось, это была чистая правда.
 

Существует история, уже обретающая черты легенды: однажды главный дирижер одесской Оперы показывал одному выдающемуся коллеге интерьер Театра. Дойдя до царской лестницы, гость воскликнул: «Да это же идеальное место для «Служанки-госпожи!». Главный дирижер согласился с ним, и вскоре в репертуаре одесского Театра появилась опера-buffa в уникальной минималистической сценографии, исполнявшаяся на русском языке. Зрителей рассадили по периметру лестничной площадки, а сама лестница дебютировала в новом для себя качестве.

Такова ли предыстория, уже не нам судить. Но по факту в наши дни киевская режиссер-постановщик и автор сценографической идеи Оксана Тараненко предложила совершенно неожиданную трактовку знаменитого произведения Джованни Батиста Перголези. И хочу заметить, что исполнение на русском, безусловно, помогает следить за сюжетом, но слух режет сильно. Впрочем, возможно, это субъективно.

Фабула оперы, длящейся менее часа, банальна: бойкая и смазливая служанка Серпина (Надежда Сычук) заставила своего хозяина-недотепу Уберто (Вадим Черниговский) жениться на себе. Пой артисты хоть на китайском, канва была б понятна. У третьего персонажа оперы, Веспоне, и вовсе нет текста. Надо заметить, что Владимир Муращенко виртуозно справился с этой ролью!

Из декораций, помимо исторических ступеней, присутствовали две стремянки, веревка, матрац, большое количество синтепоновых подушек и длиннющий фатин, призванный быть и фатой, и покрывалом, и свадебной аркой. Ах, да! — еще были кофейные чашки и две головы-болванки. Костюмы героев тоже весьма лаконичны, без выкрутасов.

Впрочем, «Служанке-госпоже» не привыкать к авангарду. В свое время именно эта короткая опера-buffa положила начало так называемой «войне буффонов» и привела к созданию жанра французской комической оперы. До того момента оперы обязаны были нести в массы трагические античные сюжеты. Но вот однажды 23-летний композитор Перголези решил написать музыкальный антракт — короткий и смешной. И играть его между актами своей же длинной трагедии. Зрители настолько восторженно приняли новацию, что и остальным композиторам пришлось срочно упражняться в коротких музыкальных комедиях. Так появилось новое «слово» в оперном искусстве.

Говорят, что на постановку современной версии оперы-buffa «Служанка-госпожа» участникам потребовалось 14 дней и 105 метров фатина, 60 из которых было изорвано во время репетиций. Но результат того стоил. Уже упомянутый «безголосый» Веспоне - Муращенко (между прочим, в миру – мягкий баритон) своей артистичностью полюбился зрителям едва ли не больше поющей пары. Прекрасный чистый бас Вадима Черниговского, выпускника академии имени Неждановой, завораживал, покорял и влюблял в себя не только ветреную Серпину. Ну, а сама Серпина-Сычук, лауреат многочисленных международных конкурсов, чистое и звонкое сопрано, вызвала своими выходками симпатию и улыбки публики. И, что для нашего Театра тоже пока нетрадиционно, всем исполнителям, включая музыкантов, чуть больше 30 лет. Стоит ли говорить, что публика подарок оценила?

Наталья Шестакова