ГлавнаяПрессаПресса за Ноябрь 2013Победители – братья Чайковские. Часть 1

16 Нояб.

Победители – братья Чайковские. Часть 1

Музыковед С. В. Шип

У парадного входа за полчаса до начала спектакля образовалась небольшая давка. В ней никто не пострадал, но многие почувствовали физически, сколь велик интерес нашей публики к постановке «Пиковой дамы».

С какими ожиданиями люди пришли в тот вечер в оперный театр? Ответ не может быть однозначным. Ожидания слушателей варьируются в широком спектре индивидуальных мотивов, интересов, ценностей, способностей, образовательных уровней, вкусов и даже сиюминутных настроений. Твердо можно сказать лишь одно: каждый человек, идущий на спектакль, как-то настроен. Каждый имеет некоторое предубеждение – хорошее или скверное, осознаваемое или неосознанное.

По наблюдениям автора этих строк, наиболее восприимчивые зрители премьерных оперных спектаклей – это артисты, музыканты, режиссеры, художники, в общем – собратья по искусству. Их суждения отличаются глубиной и зоркостью. Однако оценки чаще всего бывают ощутимо заниженными либо завышенными, поскольку на них оказывают воздействие личные симпатии или антипатии к авторам и исполнителям, принадлежность к тем или иным художественным школам, группировкам, «тусовкам» (корпоративные чувства), ревность, обиды и прочие эмоционально-волевые факторы.

Репортеры, пишущие о музыке (их в Одессе осталась горстка) также предвзяты. Чаще всего они негативно предвзяты. Это можно объяснить не только их личными качествами или раздражительностью, происходящей от скудных гонораров, но также и профессиональными задачами. Репортер старается обнаружить нечто особое, занятное, броское, желательно с негативным оттенком. Ведь ругательные отзывы прессы привлекают внимание большего числа читателей, чем позитивные оценки. Кроме того, в инвективах можно лучше проявить свои риторические способности, чем в апологиях.

Основная же масса слушателей, насколько это было видно в оживленной толчее у входа, пришла на премьеру, и будет приходить на спектакль с радостью по случаю новой встречи со старой доброй знакомой. «Пиковая дама» – опера особая. К ней нельзя, не получается быть равнодушным. К тому же, «осьмидесятилетняя корга» (см. д. 1, № 5) давно не выходила на нашу оперную сцену.

Как и у всех, у меня тоже была некая предвзятость. В собственной установке восприятия мне удалось выделить три компонента. Во-первых, было интересно – как создатели спектакля справятся с проблемой эклектики произведения братьев Модеста и Петра Чайковских? Слово эклектика здесь не имеет негативно-оценочного смысла. Речь идет о том известном факте, что замысел оперы перенес пушкинский сюжет из николаевской эпохи во времена императрицы Екатерины. Это обстоятельство весьма повлияло на музыкальный язык и стилистику произведения. Петр Ильич воспользовался предоставленной возможностью и создал новаторски смелый и в высшей степени искусный ансамбль исторических, национальных и жанровых стилей. В «Пиковой даме» звучат, к примеру, торжественные контрадансы на балу петербургского сановника, пышный полонез (почти точное воспроизведение старейшего российского гимна Осипа Козловского «Гром победы раздавайся» на слова Гавриила Державина), песня-романс в стиле сентиментализма начала XIX века («Подруги милые»), русская пляска (в романтическом понимании национального фольклора), вокально-танцевальная интермедия «Искренность пастушки» в старинном провансальском жанре пастурели, выполненная в стиле рококо. Есть в опере и узнаваемые цитаты из французской музыки XVIII века: напев-приветствие «Генриху Четвертому» и прекрасная мелодия А. Гретри из оперы «Ричард–Львиное Сердце». Все эти стилизации и заимствования служат художественными знаками, в частности – знаками былой красоты Графини и ушедшей в прошлое блестящей дореволюционной эпохи французских королей. И все они скреплены «цементом» музыкального языка конца XIX века и дышат неповторимым стилем самого Петра Чайковского.

Как справились с этим сложным стилевым комплексом постановщики оперы?  

Продолжение следует.