ГлавнаяПрессаПресса за Апрель 2014«Вечерняя Одесса»: Пусть голоса органа снова грянут...

7 Апр.

«Вечерняя Одесса»: Пусть голоса органа снова грянут...

В Международный день театра 27 марта в Одесском национальном академическом театре оперы и балета состоялся концерт органной музыки, названный строкой Анны Ахматовой: «Пусть голоса органа снова грянут...».

Орган прозвучал впервые после двадцатилетнего молчания. Два месяца он реставрировался чешскими специалистами фирмы Ригер-Клосс, установившей его еще в 1971 году. Разумеется, нужно поблагодарить спонсоров, без которых была бы невозможна ни реставрация инструмента, ни это замечательное торжество с участием знаменитой органистки из Домского собора в Риге Евгении Лисицыной.

Каждый орган индивидуален и неотделим от того места, в котором «живет». А значит, знакомство с ним, опробование его и сонастройка органиста с инструментом — сложный и кропотливый процесс. Предполагаю, что времени на подобную тщательную подготовку не было. А значит, от Евгении требовалось практически невозможное: с ходу «приручить» незнакомый инструмент. Чтобы понять, как ей это удалось, следует рассказать о самой исполнительнице.

Евгения известна еще по виниловым пластинкам, в том числе — многочисленными переложениями для органа произведений великих композиторов. Как пришла она к такому сложнейшему инструменту, как орган? История ее призвания удивительна. Детство она провела в маленьком городке на Урале. Понятно, что органа там она услышать никак не могла. И вот однажды маленькой Евгении посчастливилось попасть на фильм «Прелюдия славы»: о гениальном мальчике, который зашел в церковь и попытался по памяти воспроизвести баховскую Токкату и фугу ре-минор, впервые услышав ее всего день назад. Не веря своим ушам, к нему поспешит седовласый органист — и они продолжат играть вместе, в четыре руки. В этот момент грезы маленькой Евгении обрели конкретное воплощение. И с тех пор неведомая сила влекла ее навстречу судьбе: вначале в Санкт-Петербург, на органное отделение фортепианного факультета консерватории, а потом в Домский собор, в Ригу.

...Она выходит на сцену в длинном белоснежном платье. И звучит Бах, та самая Токката и фуга ре-минор. И вдруг осознаешь, какой большой вес у каждого звука.

«Времена года» Антонио Вивальди — одно из самых прославленных переложений для органа Евгении Лисицыной. Полуденную тишину знойного летнего дня нарушает неожиданный порыв ветра. Слышатся тревожные нотки, вот-вот разразится гроза. Но во второй части — все замирает. Человек в своих поисках вечного, недосягаемого для мирских тревог и волнений, кажется, на миг обретает особенный покой. Но вновь врывается ветер. И понимаешь, что нельзя укрыться в каком-нибудь тихом месте, нужно окунуться в гущу жизни со всеми ее испытаниями, сохранив память о вечном. Удивительно, как все это сумела передать Евгения Лисицына: слышатся скрипки, кажется, сплетаются тончайшие кружева... стремительно и воздушно!

Венцом концертной программы для меня оказались произведения Модеста Мусоргского, переложенные для органа Евгенией Лисицыной. Казалось, что звучит целый оркестр. Вдруг раздаются зловещие звуки, предвещающие ужасы ночи. Это царство Бабы Яги. Но мрачное настроение разом опрокидывает праздничная музыка «Богатырских ворот». И над всем необъятным солнечным простором — торжественный перезвон колоколов.

И снова Бах. Фантазия и фуга соль минор. Мы слышим, как шаг за шагом из суровых звуков выстраивается общий дом Духа. А хорал «Из глубины взываю к Тебе» прозвучал как победа над всем суетным и смертным.

Программа была насыщена выступлениями оперных солистов под аккомпанемент органа. Нужно сказать, что это дело совсем непростое — оперным певцам предстоит освоить необходимую здесь особую стилистику. Прозвучали ария Деметрио из оперы «Беатриче, царица египетская» Г. Ф. Генделя в исполнении Вадима Черниговского, ария Ирен из оперы А. Вивальди «Баязет» в исполнении заслуженной артистки Украины Татьяны Спасской, «Цыганская песня» А. Дворжака в исполнении Олега Злакомана, ария Ксеркса из оперы «Ксеркс» Г. Ф. Генделя в исполнении народного артиста Украины Василия Навротского, Ave Maria И. С. Баха в транскрипции Ш. Гуно в исполнении заслуженной артистки Украины Ларисы Зуенко.

Но лично для себя я выделила Арию Дидоны из оперы Генри Персела «Дидона и Эней». Голос Натальи Павленко под трагический аккомпанемент органа звучал как будто из подземелья, взывая к навсегда отплывающему Энею: «remember me» — «помни меня»...

Особенно поразила публику «Ave Maria» Джулио Каччини в исполнении Юлии Терещук. Ее успех не случаен — налицо нужная стилистика, привитая ей замечательным оперным педагогом, народной артисткой Украины Галиной Поливановой.

Такой же верный тон у Инги Мартыновой, исполнившей часть мессы В. А. Моцарта, ученицы заслуженной артистки Украины, профессора Алисы Джамагорцян. Легкость и нежность — и в голосе исполнительницы, и в совершенно волшебном аккомпанементе. Сыграть так, чтобы орган зазвучал, как флейта!..

В завершение программы прозвучали «Колокола Вестминстерского аббатства» Луи Вьерна. Здесь Евгения Лисицына продемонстрировала все свое незаурядное мастерство. Звуки брызнули, как струйки света на восходе солнца. На бис Евгения Лисицына исполнила арию «Воздух» И. С. Баха из Оркестровой сюиты № 3 ре-мажор. Мы, замерев, провожали последний звук органа, словно попали в чудесный ахматовский сад — тот самый, которым завершается стихотворение, первой строкой которого назван концерт: «А я иду владеть чудесным садом, Где шелест трав и восклицанья муз».

Ася Рейдерман. №51 (9969) // 05 апреля 2014 г.

Источник