ГоловнаПресаПреса за Травень 2019Гремины и гаджеты

25 Трав.

Гремины и гаджеты

 Одесская опера, с которой связаны два периода моей жизни (1993-95 и 2014-2016 годы) мне тоже очень дорога. Я с детства ходил в этот уникальной красоты театр, услышал там впервые и «Онегина», и «Пиковую», и «Мазепу», и «Игоря», «Тоску», «Травиату», увидел «Лебединое озеро» и многое другое. Там я впервые стал за дирижерский пульт, поставив оперу Чайковского «Орлеанская дева», а затем «Сельскую честь», «Алеко», «Иоланту», «Моцарта и Сальери», сделал капитальное возобновление «Бориса Годунова».

В XIX веке в Одессе регулярно выступала итальянская труппа, и по традиции итальянская опера всегда занимала особое место в репертуаре Одесского театра, как и сохранялся там всегда примат вокала. Так и в этот раз, побывав 9 мая на премьере «Баттерфляй», которую одесситы привезли в Голландию и Бельгию, я был счастлив услышать прежде всего прекрасное пение.

Партии как маленькие, так и большие (кроме заглавной), были исполнены превосходными певцами. Иногда это даже шло вразрез с драматургией, и если вы не знаете оперы, то вначале не поймёте, кому из теноров отдать предпочтение: Павлу Смирнову, поющему характерную партию Горо или Эдуарду Мартынюку — Пинкертону. Екатерина Цымбалюк в роли Сузуки, Таисия Шафранская — Кэт, Виктор Матюшкин — Шарплес и Сергей Узун — Бонза, Юрий Дударь — Комиссар и Богдан Панченко — Ямадори — все они порадовали красивейшими голосами и отличным их владением. (Невольно мне вспомнились слова Бруно Вальтера, когда он, дирижируя «Фиделио», вначале интересовался тем, кто будет петь первого и второго заключённого. На вопрос, почему его не волнует, кто будет петь Леонору и Флорестана, он отвечал, что о них обычно заботится дирекция.)

В данном случае именно с титульной героиней (Хироко Морито) оказалась проблема, и это не была вина дирекции. На ее участие в премьере в Одессе и последующих показах за границей настоял импресарио, а как известно, «тот кто платит, заказывает музыку». Японская певица — очень неплохая актриса, но ее несколько субреточного тембра голос скорее подходит для мюзикла «Моя прекрасная леди». Эдуард Мартынюк — не только отличный певец, с уверенным верхним регистром, но и блестящий актёр — в этой постановке показался мне несколько скованным. Скорее всего, из-за своих индивидуальных гастролей, Мартынюк не смог участвовать во всем постановочном процессе.

Постановку осуществили совместно гости из Германии и одесситы: Игорь Чернецкий (дирижёр-постановщик), Анатоль Прайслер (режиссёр-постановщик), Карел Спангак (сценография) и Ули Кремер (костюмы). За свет отвечали немец Давид Альберт и многолетний художник по свету Одесского театра Вячеслав Ушеренко, хормейстер — новый главный хормейстер Одесского театра Валерий Регрут, заменивший на этом посту недавно ушедшего из жизни опытнейшего Леонида Михайловича Бутенко.

Дирижёр Игорь Чернецкий давно работает в театре, сейчас он является и.о. главного дирижера. Игорь Чернецкий обладает огромным репертуаром, в разное время он дирижировал всеми идущими в театре операми и балетами. Ему редко доставались премьеры, практически он перенимал от главного дирижера поставленные им спектакли и с минимальным количеством репетицией, а иногда и без них, брал спектакль в свои руки, сохраняя его замысел и форму. Из недавних премьер Игоря Чернецкого нужно назвать очень удачную постановку «Орфея и Эвридики» Глюка и пуччиниевскую «Баттерфляй».

Если не ошибаюсь, это его первая премьера большой итальянской оперы в Одесском театре. И очень успешная! Меня порадовало звучание оркестра: унисон у струнных и последующее фугато в самом начале были сыграны с впечатляющей интонационной чистотой и подлинным brio. Баланс со сценой был идеальный, Чернецкий нигде не позволял оркестру «поддать звучка». Оркестровое вступление ко второй картине второго действия прозвучало чрезвычайно выразительно и с огромным напряжением. Медь звучала благородно, все кульминации — ярко и насыщенно, а пианиссимо, особенно у струнных — нежно и мягко. Соло первой скрипки в исполнении концертмейстера оркестра Оксаны Молдавановой были сыграны трепетно, волшебным звуком и с покоряющей чистотой.

Очень хорошее впечатление оставила режиссерская концепция этого спектакля. Вот где строгий вкус режиссера и художников достиг желаемого результата! Сцена решена в минимальных декорациях, главным элементом которых являются soffitto e pareti, то бишь раздвижные дверцы японского домика, который Пинкертон арендовал на все 990 лет, и которые vanno e vengono a prova a norma che vi giova (то бишь, как будет угодно). Они носят как функциональный характер, так и эмоциональный, готовя важные события, например, внезапный приход Бонзы с его повторяющимися, как заклинание, возгласами «Чио-Чио-Сан!» и нарушающий мирное течение церемонии бракосочетания Баттерфляй с американским лейтенантом.

В первом действии на белом заднике дискретно проецируются фотографические образы, а во втором действии используются задники с клеенчатой материей: в первой картине — синей, а во второй — красной. Облака проецируются соответственно на голубое, а затем багровое небо, тонко и поэтично передающие состояния героини в связи с происходящими в ее жизни событиями. Работу художников по свету здесь трудно переоценить. Очень хорошо поставлены хоровые сцены, артистки хора пластически включены в действие и прекрасно вписываются в него, создавая целостность постановочной идеи. Музыкальная драма «Баттерфляй» была передана таким образом без режиссерских отклонений, нарушающих правду художественного высказывания. Именно это и делает ее современной, вызывающей живой и животрепещущий отклик как у меломанов, так и у широкого зрителя!

Борис Блох, Belcanto.ru